Сохранение памятников

Деревянные постройки составляют оригинальную и самобытную часть культурного наследия России и не имеют аналогов в европейских странах. Русское деревянное зодчество является достойным вкладом в культуру мира и яркой отличительной особенностью отечественной культуры.

В силу недолговечности материала многие древние деревянные постройки до нашего времени не дошли. Сохранившиеся памятники деревянного зодчества сосредоточены главным образом в Северо-западном федеральном округе. Несмотря на значительные утраты, в целом в стране еще остается около полутора сотен церквей, построенных в XVII – XVIII вв. и в более ранее время. К ним можно прибавить не менее сотни церквей XIX – начала ХХ в. Еще имеется около трехсот деревянных часовен, включая постройки в традиционном исполнении и стилевые конца XIX – начала ХХ в. Кроме того во многих деревнях и исторических городах по-прежнему сохраняется очень большое число деревянных жилых домов.

В 1950 – 1970-е гг. была проведена огромная работа по паспортизации памятников деревянного зодчества и формированию музеев под открытым небом. Со своих мест было перевезено и отреставрировано почти тридцать церквей, полтора десятка часовен и около сотни жилых домов и хозяйственных строений. Однако перевозка объектов в музеи не решает проблему сохранения памятников деревянного зодчества.

Сейчас большинство деревянных церквей и часовен на местах находится в неудовлетворительном или аварийном состоянии, многие из них расположены вообще вне населенных пунктов. По-прежнему много неучтенных построек, хотя в их судьбе это ровным счетом ничего не меняет. Крупные утраты следуют с периодичностью в один-два года. Перечень аварийных объектов, на реставрацию которых требуются очень большие средства, ужасает своей величиной.

Выделяемых государственных средств хватает на реставрацию лишь небольшого числа памятников федерального значения. Реставрационные работы продолжаются на церквях в Кижах, в Кеми, в Пияле, в Палтоге, в Нёноксе, в Кимже, в Заостровье и на нескольких других объектах. Это крупномасштабные работы с многомиллионными бюджетами. На реставрацию памятников регионального уровня, которых большинство, средств практически не выделяется, и они неизбежно приближаются к своему разрушению. В плане сохранения всего деревянного наследия Русского Севера, надо сказать, ситуация достаточно безнадежная. В ближайшие десятилетия массовые утраты неотвратимы.

Состояние деревянной застройки исторических городов, которая также неуклонно исчезает, во многом зависит от конкретной ситуации на месте. У большинства подобных объектов, в отличие от сельских деревянных церквей, есть пользователи. Проблема их сохранения находится в плоскости соблюдения регламентов и режимов застройки исторических поселений.

В недавние годы стал проявляться интерес к возрождению заброшенных северорусских храмов. Нередко за восстановление своих церквей или часовен берутся сами местные жители и делают это теми силами и средствами, которыми располагают. При этом внимание обращается в основном на возобновление функции, а не на сохранение исторического облика здания.

Заметным явлением стали инициативные и волонтерские работы по сохранению деревянных храмов, осуществляемые приезжими горожанами. Самое простое – это проведение уборки и наведение элементарного порядка внутри и снаружи. Далее следуют противоаварийные и консервационные мероприятия. Есть примеры настоящих профессиональных реставрационных работ. В целом в среде энтузиастов имеется понимание ценности исторических зданий и необходимости их сохранения в подлинном виде. Для многих еще не запущенных памятников подобные небольшие работы спасительны и реально продлевают их жизнь.

С одной стороны, инициативные работы, проводимые на объектах культурного наследия, противоречат установленному порядку. Но, с другой стороны, в условиях инертности, бюрократичности и неспособности государственных органов к каким-либо радикальным мерам по спасению погибающих памятников, подобные работы естественны и неизбежны, как крик народной души, выражающий боль за погибающие святыни. Значение инициативных работ не только в физическом сохранении исторических зданий, но в процессе оживления малых поселений, возрождения духовности и культуры.

Масштабы инициативных работ, проведенных на деревянных храмах Русского Севера за последние несколько лет, впечатляют. Хотя возможности общественных движений не велики. Реставрация больших памятников, конечно же, задача государственная. Но сила общественных инициатив в продуманности действий и рациональном расходовании средств. Сопоставление государственных реставраций последних лет и опыта частных инициативных работ наводит на серьезные размышления.

 

В сложившейся ситуации представляется целесообразным:

1. Проведение полной инвентаризации деревянных объектов культурного наследия, в т. ч. не состоящих на учете, с оценкой их состояния и определением возможностей и путей их сохранения.

2. Изучение памятников русского деревянного зодчества, в т. ч. регионального значения, нацеленное в первую очередь на фиксацию наиболее аварийных объектов, на реставрацию которых явно нет средств. Они должны быть зафиксированы хотя бы в архитектурных обмерах.

3. Наряду с реализацией проектов реставрации значительных по масштабу памятников, проведение небольших, но актуальных противоаварийных и поддерживающих работ.

4. Привлечение частных средств к работе по сохранения деревянных памятников, создание благоприятных для этого условий, обеспечение информированности общества о необходимости проведения подобных работ и о результатах реализованных проектов.

 

Предлагаемые меры будут способствовать реставрации, сохранению и поддержанию хотя бы части стремительно исчезающих деревянных памятников, которые, без преувеличения можно сказать, составляют генофонд русской культуры.